Надежда Щербинина-Мифтахатдин (ya_nadegda) wrote,
Надежда Щербинина-Мифтахатдин
ya_nadegda

Categories:

История школьной любви - 2. Учитель бальных танцев

Начало истории  - ТУТ

«Любите ли вы бальные танцы так, как люблю их я...». Вот примерно так мне хотелось бы начать это романтическое повествование.

8b821bb086.jpg

Но мало ли чего мне хотелось. На самом деле всё было намного прозаичнее. На танцы (слово «дискотека» появилось много позже) я ходила и танцевать мне нравилось. Но насколько красиво это получалось -  не задумывалась.

Да разве об этом думают в юности во время танцев! Тут думы лишь о том, кто на кого как посмотрел, и кто кого пригласил на медленный танец. Медленный танец – это когда двое, слегка обнявшись, топчутся на месте под музыку. И далеко не всегда эти двое - девочка с мальчиком. Некоторым девушкам приходилось довольствоваться в качестве партнера по танцу подружкой. А кое-кто и просто стенку подпирал. Что поделаешь: парни наши почти все танцевать не умели или стеснялись.

И вот настал решающий момент: я собиралась на первую репетицию нашего новоиспечённого кружка бальных танцев. Почему-то мне и в голову не приходило, что кого-то из претендентов могут не принять в ансамбль. Тем более, меня. Уж кто-кто, а я танцевала не хуже других, как мне казалось. Я даже вальсировать умела прилично. Это меня старшая сестра научила. Кстати, о сестре. Самым большим вопросом при подготовке к репетиции были вовсе не какие-то там способности, а что надеть.

Если в школе все ходили как инкубаторные, то вне школьных стен я имела некоторое преимущество. Дело в том, что у меня была сестра старше меня на двенадцать лет. Она давно жила в городе, была замужем и являлась не только умницей, красавицей, но еще заботливой дочерью и сестрой. А, кроме того, у нее был потрясающий вкус – она умела не только выбирать вещи для себя, но и нам с мамой кое-что покупала, да и надоевшие ей платья свозила к нам. Так что в доме имелся шкаф с б/у одеждой, которая на мой неискушенный взгляд была "очень даже ничего".

А потому я сидела среди вороха разных платьев и размышляла, что бы такое на себя нацепить, чтобы сразить наповал своей неземной красотой сами знаете кого. Остановилась я на темно-синем в мелкую белую крапинку приталенном платьице. У него была такая приятная, шелковистая на ощупь ткань. Я его еще ни разу не надевала, но сегодняшний вечер стоил того, чтобы обкатать обновку.

Я долго мудрила с причёской, но, в конце концов, просто завязала высокий «конский хвост», который кудрявился до середины спины. Вместо туфель я решила надеть мягкие чёрные босоножки, так как о том, что придется танцевать заковыристые танцы, я всё же каким-то периферийным умом помнила.

Покрутилась перед зеркалом и решила, что я очень даже очень. Ну, женщины меня поймут: в обновке всегда сама себе нравишься больше.
Тем более, что в этом платье у меня четко прорисовались все имеющиеся в наличии некоторые изгибы и выпуклости. Правда в те времена еще не додумались до бюстгальтеров на каркасах с поролоновыми чашечками, и нулевой  номер чудесным образом не превращался в третий, но согласитесь, первый  – это не нулевой. Хотя, в этом смысле мне всё равно было далеко до местной «Памелы Андерсон» - Светки. Зато по сравнению с тем, как я обычно смотрелась в мешковатой школьной форме, я выглядела действительно красиво!

Оставалось нанести боевую раскраску  (чего нам не позволялось в школе) - и образ роковой красотки - готов.
Ресницы я не красила, да мне собственно ни к чему: свои  черные.
А вот подчеркнуть немного разрез глаз, чуточку помады на губы и - полный нокдаун любому половозрелому мужчине.
Вот в таком виде я и понесла себя на первый кастинг.

Когда  прибежала в Дом культуры (а попросту - клуб), все уже были в сборе и ждали только учителя. Кстати, в клубе нам предоставили в полное распоряжение не только сцену, репетиционный зал, но и гримёрку, потому что директором ДК был отец одной из наших одноклассниц.

Когда Владимир Григорьевич пришел, парни стали снимать пальто и куртки (на дворе - ноябрь), а девочки пошли в отдельное помещение. И тут выяснилось одно малоприятное для меня обстоятельство: девчонки все, как одна, были одеты в спортивную форму!
Снять шубу стало просто невозможно. Обхватив себя руками, словно кто-то мог насильно меня раздеть, я стояла, как памятник самой себе, хлопала подведенными ресницами и смотрела, как Светка деловито натягивает на ноги «чешки».

- Ты чего? – удивилась она. – Переодевайся.
Я молча покачала головой и попятилась к выходу. Только я хотела выскользнуть, как в дверь постучали, и Владимир  Григорьевич со словами:
- Можно? Девочки, вы готовы? – вошёл и столкнулся со мной. - А ты куда? Он стоял так близко, ослепительно красивый и «свой в доску» в этой тёмной рубашке с короткими рукавами, что я чуть не заревела от обиды, что не смогу остаться.
- Домой, наверное, - промямлила, - я оделась неправильно.
- Ой! – опомнилась Светка. – Я же забыла ей сказать, что Вы велели в спортивном приходить.

Оказывается, когда договаривались о первой репетиции, Владимир  Григорьевич забыл предупредить, что одеваться нужно в удобную спортивную одежду, так как «придется попотеть». И вспомнил об этом, когда я уже ушла. А Светка забыла мне позвонить.
- Ничего страшного: как оделась, так и оделась. Переобувайся скорее, - он улыбнулся и стал расстегивать на мне шубку.
- Я сама, - метнулась я в сторону. Сердце колотилось так, словно уже оттанцевала и самбу, и румбу. Девчонки все побежали в зал, где громко зазвучала музыка, а со мной осталась только верная подружка.
Я быстро скинула верхнюю одежду, и Светка присвистнула:
- Ни фига себе!
- Как думаешь, не переборщила? - волновалась я, застёгивая босоножки.
- Толик сейчас офонареет – факт! – изрекла Светка своё заключение. И я расслабилась: слава богу, она не подумала, что я вырядилась совсем не ради Толи.

С Толиком мы дружили с лета. Вернее, это он за мной ухаживал, а я благосклонно принимала ухаживания.
Конечно, парень он был в глазах девчонок «что надо» и, наверное, мало кто догадывался, что «любовь» наша чисто фиктивная, а я была не из болтливых. Нет, в начале наших отношений я обрадовалась его вниманию, но больше всё же удивилась: никто еще не носил мне тайно ночью букеты цветов, которые я обнаруживала утром под своими окнами. Я бы долго, наверное, не догадалась, от кого они, если бы не просветили более внимательные подруги.

Но почему-то меня совсем не привлекали парни, которых не надо было завоёвывать. Вот хоть он трижды самый замечательный и распрекрасный, а стоило только показать мне свою влюбленность и преданность, как мой интерес сразу шел на убыль. В чём тут был фокус, я тогда не знала. Мне казалось, что просто  еще не встретила того, в кого могу влюбиться по-настоящему.

И пусть сегодня наука малодушно заявляет, что любовь между мужчиной и женщиной – это всего лишь биологическая страсть, химический процесс, который может со временем перерасти в нечто большее: дружбу или искреннюю привязанность, но я до сих пор считаю, что страсть – это страсть, дружба – это дружба, а влюбленность – это никак не любовь.
Влюбленность – это как аномальная зона: каждый, кто в неё попал, чувствует какие-то изменения, но в какую сторону они будут развиваться – предсказать трудно. А любовь – она всегда делает человека лучше. Когда любишь, хочется сделать что-то хорошее для любимого, а не получить что-то для себя. Но до любви мне еще предстояло истоптать ни одну пару обуви, а влюблённость – она всегда в юности где-то рядом.

Когда мы вышли из гримёрки, я старалась держаться за широкой Светкиной спиной. Все же мне было очень неловко за свой неуместный наряд. Но маскировка не помогла – меня заметили. Раздалось дружное «ОООООО!!!», и я была готова провалиться сквозь землю. Но отступать было некуда: позора на сегодня было достаточно, и я решила прекратить эти вопли. Всем известно, что лучшая защита – нападение. Еще можно прикинуться дурочкой…

- Да ладно вам! – заявила я обиженным тоном, - сами мне не позвонили, что надо как на физкультуру одеваться, откуда мне знать, как надо выглядеть… на этих бальных танцах! Отчасти это было правдой, и обида в голосе звучала неподдельная.
После моего выпада, иронии поубавилось, и остались лишь подобающие моменту завистливые девичьи взгляды и восхищенные улыбки парней. «То-то же!» - подумала я и села, как и все остальные, возле стенки в клубное кресло.

Конечно, больше всего меня интересовала реакция «сами знаете кого», но первой жертвой «моих чар» пал ни в чем неповинный Толик. Вот уж от кого мне не удалось скрыть своих далеко идущих планов. Он сразу скис и смотрел на меня исподлобья из дальнего угла. Взглянув на него, я испытала что-то вроде жалости. Об угрызениях совести речи точно не шло: я ему ничего не обещала, и обязанной хранить верность себя не чувствовала. Но когда  увидела, каким гневным взглядом он одарил «соперника», я разозлилась: «Тоже мне – Пинкертон! Как бы чего не выкинул…»
Выглядел Толя не менее внушительно, чем учитель. Ростом они были одинаковы, а мышцы у деревенского парня были, пожалуй, рельефнее, а кулаки более увесистые.

Но тут началось действо (иначе я и назвать не могу то, что нам показал учитель танцев), и я забыла и о Толе, и обо всех на свете.
Я ожидала чего-то вроде вводной лекции и разучивания отдельных па, но всё оказалось совсем не так.
Тогда никто из нас понятия не имел о спортивных бальных танцах, а уж что такое сольный мужской номер - даже не представляли. Владимир  Григорьевич включил музыку и…

Ах! Вы не представляете, что я чувствовала, глядя на него! Как он танцевал! Как он двигался! В его танце было всё: грация, пластика, страсть, сила. Казалось, что он весь растворился в музыке. Это было попурри из латиноамериканских танцев, но это мы узнали позже. А тогда в моей голове тут же нарисовался образ такого мачо, о каких мы в те годы и не грезили.
Я и не думала, что движения под музыку могут так преобразить человека!

Когда танец закончился, «зал взорвался аплодисментами». Я сидела потрясенная. На меня почему-то всё это произвело такое неизгладимое впечатление, что в голове шумело, словно я глотнула крепкого вина. Очевидно, это была любовь с первого взгляда. Это я о бальных танцах! Но тогда мне казалось, что дело не в них.

И в этот момент я  испугалась: а вдруг у меня не получится? Впервые закралась мысль, а что если меня не возьмут в ансамбль? Ведь учитель еще тогда, после урока физики предупредил, что ходить в кружок могут все желающее, а он посмотрит, у кого будет лучше всех получаться и отберет несколько человек в ансамбль.
Но сомнениям я решила не поддаваться и тут же дала себе слово, что обязательно научусь, во что бы то ни стало.
Тогда я еще не знала, что побеждает не тот, кто сильнее, или более умелый, а тот, кому победа нужнее. Слово «хочу» – не пустой звук. Стоит только чего-то очень сильно захотеть, как жизнь начинает подталкивать в нужном направлении. Но порой мы так глупы, что начинаем сопротивляться этому ходу событий.

- Вот примерно как-то так вы должны научиться двигаться, - помахал в воздухе рукой Владимир  Григорьевич.
Он даже практически не запыхался и засмеялся, когда со всех сторон посыпались вопросы и сомнения.
– Да не сложно это, - тут же начал успокаивать. - Мы разучим только самые популярные танцы: вальс, танго, самбу, румбу, ча-ча-ча. Кто-нибудь умеет танцевать вальс?

Наши все дружно посмотрели на меня, но я молчала как партизан.
- Надя умеет, - заложила Светка. – Ну, чего ты? Ты же умеешь?! – пихала она меня локтем. Я посмотрела на неё многообещающим взглядом, но ответила:
- Я танцевала….дома. Меня сестра учила. Но  у нас никто вальс не танцует даже на школьных вечерах. Поэтому я не знаю, умею ли.

- Давай, попробуем, - учитель протянул мне руку, и я быстренько оказалась на середине зала.
Пока он искал нужную музыку и объяснял Лёшке Батурину как, что и когда включить, я переминалась с ноги на ногу и чувствовала себя коровой на льду. Мне казалось, что сейчас  всё испорчу, и меня никуда не возьмут. И потому одарила Свету таким «благодарным» взглядом, что она выпучила глаза и начала с помощью пантомимы доказывать, что она тут не при чем.

И вот Владимир  Григорьевич подошел ко мне и начал всем объяснять, как нужно правильно встать партнерам и в чем заключается основной шаг. Меня трясло такой крупной дрожью, что я с трудом сохраняла имидж «невозмутимой и уверенной».
Золушка так сильно хотела выглядеть принцессой, что тянула разве что на тыкву.

И тут ОН снова пришел мне на выручку. Приобняв, он прошептал на ухо:
- Расслабься. Ты такая красивая…и просто создана для танца. Я всё сделаю сам – у тебя получится.
Я ощутила его уверенную руку у себя на спине, а от его разгорячённого тела было так тепло, что я почувствовала себя под защитой - напряжение спало.

Он махнул Лёшке рукой, и зазвучал вальс.
Неожиданно я обнаружила себя уже на другом конце зала. Владимир Григорьевич вёл меня так уверенно, что ноги как-то сами собой несли, чуть ли не по воздуху, и я ни разу не запнулась. Мелькали какие-то пятна вместо лиц и  картин на стенах - всё кружилось. Я полностью доверилась ЕМУ, и уже не боялась, что моё тело может подвести. Я запомнила это ощущение доверия партнёру на всю жизнь. И оно мне пригождалось много раз… и не только в танце.



А потом было еще часа три или четыре всяких упражнений, музыки, смеха. У меня получалось хуже всех, во всяком случае, мне так казалось, потому что учитель то и дело всех останавливал, подходил ко мне и со словами «нет, не так» брал меня в охапку и начинал показывать, как надо.
Был лишь один небольшой перерыв. И Владимир Григорьевич покорил нас  еще раз: оказалось, что он прекрасно поёт и играет на гитаре. И тут же обещал научить всех желающих. А потом мы опять танцевали.

К концу вечера ноги меня уже плохо держали. И когда все стали собираться домой, я вполне серьезно ужаснулась, представив, что мне предстоит еще карабкаться в гору на нашу улицу. Кто не знает, что такое Урал, и какая у нас холмистая местность, тому трудно представить, что означает поговорка «укатали Сивку крутые горки».

Домой меня провожал, конечно же, Толик. Всю дорогу он, молча, почти тащил меня на себе, а я, повиснув у него на руке, тараторила без умолку: как мне всё понравилось, как мы классно научимся танцевать, и нисколько не задумывалась о том, что чувствовал он.

А перед сном у меня перед глазами мелькали разноцветные «слайды»: развевались широкие юбки бальных платьев, которые я мечтала когда-нибудь на себя надеть, а ОН улыбался  мне одной. И во сне я, наверное, видела то же самое.




Tags: любовь, рассказы, танец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →