Надежда Щербинина (ya_nadegda) wrote,
Надежда Щербинина
ya_nadegda

Клад

Читаю  "Манюню" Наринэ Абгарян, наслаждаюсь слогом, забавными приключениями девочек. Вспомнила и о своем  золотом детстве. Есть в нем одна в прямом смысле золотая история. Давно записана, да всё никак выложить не могла собраться. Вот собралась))) Читайте, други мои! Может, вспомните и тоже поведаете чего о своем детстве.

Рассказ принимал участие в Международном  Конкурсе «Золотое Перо Руси». Медалей, конечно, не удостоился))) Зато был опубликован в журнале в рубрике "Читальный зал". Так что мы с Галкой всё же попали в "историю" - в прямом и переносном смысле.

Публикации


- Пошли скорее! Что скажуууу! – Галка тянула меня за руку,  глаза  блестели, и вела себя она так непривычно - я сразу поверила, что случилось нечто неслыханное и невиданное. Чтобы довести мою спокойную молчаливую подружку до такого трясунчика, должно произойти что-то и впрямь такое этакое…
Мы вышли в огород и побежали по меже между картофельными грядами на наше место. В конце «картофельного поля» родители почему-то всегда оставляли не распаханную полянку, где цвели ромашки, колокольчики, а я со своими подружками каждое лето строила в этом оазисе шалаш. Тут можно было всегда поговорить без лишних ушей.

- Ну?! Рассказывай! – я ела Галку глазами, пытаясь угадать, что же стряслось. Еще никогда  не видела её такой оживленной. Она смотрела на меня какими-то сумасшедшими глазами, как будто собиралась броситься со скалы вниз головой. И тут я догадалась, что она не может решиться: стоит ли доверить мне какую-то большую тайну. В голове мелькали всякие догадки и одна из них показалась самой правдоподобной: "Тётя Тоня решила выйти замуж…И теперь у Галки будет отчим! Кошмар!"

- Не томи! Что случилось? – подтолкнула  ласково к краю бездны нерешительную подружку.
- Я нашла клад, - как-то обречённо и тихо промямлила Галя.
- Что?! – я даже не сразу поняла, что она сказала: настолько было это неожиданно и нелепо. – Какой ещё клад?
- Сундук с деньгами, - она сказала это таким тоном, что я поняла: Галка говорит правду. Так люди не врут: когда обманывают, то краснеют, а не бледнеют. Да и не умела она врать…
- Где? Дома что ли? Мне клещами из тебя каждое слово вытягивать?!
- Помнишь, мы вчера в карьере играли?
- Ну?
- Так вот  там и потеряла ленту, - я вспомнила её атласную ленточку в вечно растрёпанной косе и кивнула. – Пошла  искать: а то мамка ругать бы стала, – я снова понимающе кивнула: жили они беднее некуда. – Ну искала, искала….Там же все ямы одинаковые. И вдруг вижу: среди камней углубление, а в нём торчит какая-то железяка, ну… как бок сундука. Начала камни разбирать.
- Руками что ли? – удивилась я. В карьере, в котором добывали туф, все камни спрессованы так, что только ковш экскаватора может их раскрошить.
- Да ты не поняла! – досадливо поморщилась Галка. - Он торчал среди камней, которые экскаватор уже разгрёб. Наверное, его просто не заметили.

- Так значит, ты его откопала и смогла открыть? Замка что ли не было? – я недоверчиво поморгала ресницами. Закралось подозрение.  - Ты меня разыгрываешь?! – я улыбнулась и вгляделась в глубину её карих глаз, пытаясь уловить смешинку. Больше всего на свете меня удивило, что она могла так пошутить!
"Нет, не может этого быть: куда уж ей." Моя подружка вообще редко говорила, была тихой и слегка замкнутой, а чтобы разыграть – это вряд ли. В Галкиных глазах мелькнул злой огонек.

- Ну почему ты мне не веришь!? Так и знала, что не поверишь! Потому и не хотела рассказывать. Говорю же тебе: сундук! С деньгами. И не было никакого замка. Почём мне знать, может, замок ковшом сбило, а потом засыпало.
Я представила, как ковш вгрызается в камень и срывает замок с торчащего из породы сундука.
- А какие там деньги? – мне всё еще не верилось, что это правда. "Если она выдумывает, то я её обязательно сейчас поймаю на вранье".
- Царских времён, похоже, вроде золотые. Я таких раньше не видела. Там металлические есть и бумажные в трубочку связаны.
- Так чего же ты не взяла горсточку? – съехидничала я.
- Ты чего! Это же клад! - возмущенно выпучила на меня глаза Галка. - Это же государству теперь принадлежит. Милиции надо сказать и нельзя ничего трогать.

- Слушай, Галя! Так ведь  двадцать пять  процентов от клада принадлежат тому, кто его нашёл! Помнишь, что нам об этом  рассказывали? Чего ты ко мне-то с этим прибежала! Надо же было маме всё рассказать! - я уже не могла больше ей не верить.
"Да, Галка могла испугаться. Это факт. Да и нерешительная она, и не сообразительная".

- В том-то и дело! – словно сознаваясь в своей непроходимой глупости, тихо, не глядя мне в глаза, молвила моя незадачливая подруга. - Мамка мне сперва тоже не поверила, и мы пошли с ней на гору. Я хотела показать сундук.
- Ну!?
- Чего ну? Не нашла я его! – зло сказала Галка и отвернулась.
- Как не нашла?! – ахнула я. Перед глазами возникла картина: Галка испугалась и понеслась с карьера.
«Вот дурища-то! Денег не взяла, место не приметила»

- А вот так! – подтверждая мои догадки, горестно развела руками Галя. - Карьер-то огромный. Все ямы на одно лицо. Я как деньги–то увидала, так ошалела, что побежала со всех ног домой и даже примету никакую не догадалась поставить.

Всё стало ясно. Я вспомнила, как географ Петр Евгеньевич рассказывал, что раньше на горе, где сейчас выработка, стояли купеческие дома.
"Там вполне мог какой-нибудь богатенький Буратино спрятать денежки на чёрный день, закопав их в погребе. А потом революция, раскулачивание - и прощай родной край, здравствуй, Колыма".

Надо было что-то делать. Галка выжидающе смотрела на меня. Как всегда, она перекладывала решение на мои плечи. На инициативность тёти Тони тоже рассчитывать не приходилось.

- Надо папке моему рассказать, - приняла я решение. - Уж он-то сообразит, как со всем этим разобраться.
- Ты чего?! – изумилась Галка. - Разве мы с тобой не пойдем искать сундук сами?

- А чего толку его искать, если вы уже искали и не нашли? Чего время-то терять? Хочешь, чтобы его кто-нибудь нашёл без тебя? И тю-тю твои денежки! А уж если папа сейчас за это дело возьмётся, то его слову все поверят.
Галка задумалась, а потом робко спросила:
- Может, все же поищем сперва сами?
Тут меня взяла досада: "Ну чего она ещё сопротивляется! Уж кому-кому, а моему папке все поверят, что это она первая нашла клад. Чего тут сомневаться".

В этот самый момент отец вышел в огород с вилами и начал подкапывать кустики картофеля: я сама просила маму сварить на обед грибовницу с молодой картошкой.

- Пошли! – приказала я Галке и побежала к папе, перепрыгивая через картофельные ряды. Галя понеслась следом. Вдруг она схватила меня за руку и остановила.
- Давай скажем, что это мы вдвоём нашли! – выдохнула она. Я поразилась её благородству!
- Ты чего! Это же большие деньги! Вы так бедно живете – вам пригодятся.
- Но это же не наши деньги - мне не жалко. Зато какое приключение! Представляешь, как нам все наши обзавидуются! А что я им рассказывать буду? Я же не умею как ты.

Я призадумалась: "Да, говорить Галка не мастер – это точно. У меня бы лучше получилось". Я представила нас в толпе одноклассников, и голова закружилась от предвкушения успеха. Соблазн был велик! Но тут я вспомнила, как светились радостью Галины глаза, когда я приносила ей шоколадные конфеты.
"Им нужны деньги! Да и не получится у меня так бессовестно всем врать".

- Нет, Галка! Это ты сундук нашла - это твои деньги и успех тоже!
- Ну пожалуйста! – как-то очень уж очень жалостливо попросила Галя. – Я понимаешь…боюсь. Все эти расспросы в милиции… Расскажи ты. А? Мне ведь не поверят, – она умоляюще заглянула мне в глаза.

Ох уж эти молчуны! Даже такой радостью не умеют делиться.

- Ладно, – согласилась я, - расскажу, но от твоего имени.
Уж чего-чего, а языком молоть – об этом меня долго упрашивать не надо.

Отец выслушал все мои взахлёб рассказанные восторги довольно-таки спокойно. Посмотрел на Галку и спросил:
- Это правда? – он смотрел на неё долгим взглядом. Галя смутилась, побледнела и кивнула.
- Папа, ну ты же знаешь Галю: она никогда не врёт. Я за неё ручаюсь, - торопливо заверила я, вспомнив, что обещала поддержку.

И вот с этого момента завертелась вся эта громкая история.

Мой отец был не последним человеком в крае. Как-никак директор хозяйственно-торгового объединения. И лично я более честного и скромного человека не знала. Он даже в магазинах никогда без очереди ничего не покупал, хотя ему все пытались уступить место.

И вот он снял трубку телефона, назвал код: «Я Кузнецов» и попросил с кем-то его соединить. Потом обстоятельно рассказал кому-то всю историю, а затем сообщил нам, что сегодня же все работы в карьере будут приостановлены, а по всей горе будет выставлено оцепление. Я облегчённо выдохнула: теперь-то уж клад никуда не денется!

Короче говоря, все последующие дни нам, а вернее мне, пришлось рассказывать эту историю много раз: милиции, какому-то начальству, которое приехало к нам в район, и даже директору школы, так как он был нашим соседом. Галка на людях терялась ужасно, впадала в молчаливый ступор, и мне приходилось сначала объяснять её стеснительность, а потом рассказывать всё, что я знаю. Я чувствовала себя героиней. Уже представляла, как о нас расскажут в газетах.

Карьер прочесали вдоль и поперёк, перебрав всё по камешку, но сундук как сквозь землю провалился.
Начались сомнения. Галку допрашивали, не рассказывала ли она еще кому-нибудь о нем, кроме меня. Она отнекивалась. Вызвали Галкину маму. В тот день Галя с мамой пошли объясняться без меня.
А на следующее утро Галка пришла ко мне вся зарёванная и призналась, что НАВРАЛА!

Вот тут уже со мной случился ступор. Я не могла вымолвить ни слова, только смотрела на Галку, как на привидение.
Это был удар! "Как гром среди ясного неба" - говорится в таких случаях. Уж чего-чего, но такого - я от нее не ожидала! Вот уж правда, что в тихом омуте черти водятся!

На меня навалилось одновременно море чувств: страх, стыд, гнев на свою глупость, на  её подлость, но страшнее всего мне было за  папу.  Как он теперь будет смотреть в глаза всем, кого из-за нас ввел в заблуждение. Не заставят ли его теперь выплачивать кучу денег.

- Зачем ты это сделала? – голос у меня был какой-то глухой, в горле стоял ком. – Раз уж ты такая умница, что сумела обвести вокруг пальца и меня, и всех взрослых, значит, ты понимаешь, как подвела моего отца?! – Ты что, не могла остановиться, когда дело зашло далеко, когда он начал звонить в милицию? Тебе мало показалось того, что тебе удалось обмануть меня?
- Я испугалась, - тихо пролепетала Галка. - Испугалась, что ты меня не простишь. Я подумала, что сундук не найдут, и все решат, что он потерялся. Карьер большой. А ещё...Ты понимаешь, мама ведь ничего не знала.

На Галку было страшно смотреть. Только сейчас я заметила, как она исхудала за эти дни, под глазами легли тёмные круги,  губы дрожали. Казалось, еще чуть-чуть и она грохнется в обморок. Мне сразу вспомнились и стали понятны все её увиливания от расспросов.
"Какая же я дура: всё списывала на её застенчивость, на неумение рассказывать. Ещё как умеет! Такого полёта фантазии и у меня никогда не было. Виртуоз! А как ведь всё продумала -  до мельчайших подробностей. Сыграла на всех моих слабостях, на всех моих заблуждениях на её счет". Я мысленно прокручивала всё происшествие кадр за кадром.

И тут мне стало ужасно стыдно! Стыдно за то, что я считала Галку глупее себя, за то, что покровительственно поглядывала на неё сверху вниз.
"Какая я была самоуверенная! И слепая!"
Я вспомнила, как Галка, словно верный Санчо Панса, всегда помогала мне во всём, следовала за мной во все авантюры, хоть и предупреждала заранее, что нам влетит - она всегда была моим самым верным другом.
Я осознавала, что наказана по заслугам.
"Этот урок я запомню на всю жизнь! Галка, конечно, трусиха! Она ведь просто струсила. Но она ведь боялась не того, что её накажут. Она испугалась, что я не прощу ей вот этого своего стыда. Она считала меня гордой. Ей удалось легко меня разыграть, а потом она этого испугалась: вдруг я на нее обижусь и перестану дружить".

Я подошла к ней и обняла.
- Прости меня, ладно? Я понимаю, тебе было обидно и страшно. Я такая идиотка. Мне почему-то казалось, что раз ты меня во всем слушаешься и молчишь, то ты чего-то не понимаешь, не умеешь.

И тут Галку словно прорвало: она заревела навзрыд. Сквозь слёзы она просила не бросать её, уверяла, что она меня очень любит. И подтвердила мои догадки.  Мол, когда увидела, что я ей поверила, испугалась: теперь я разозлюсь, что она выставила меня полной дурой.

Мы еще долго ревели хором: каждая о своем.
А потом мы пошли сдаваться.

Надолго к нам приклеился ярлык «кладоискатели».

Не знаю, как уж там папа объяснялся со всеми взрослыми людьми, но вроде бы дело обошлось «малой кровью».
Наказывать меня никто не стал: у меня были мудрые родители. Достаточно было на меня посмотреть, чтобы понять, что я уже и так наказана.
А Галке - той, конечно, от матери влетело! Ведь тёте Тоне тоже пришлось перед всеми извиняться за свою дочь, включая моего отца.

А вот и кладоискательницы собственной персоной.  Это еще в детском саду.
Смотрите в первом ряду. Я вторая слева, а Галка - вторая справа. Тут и зародилась наша дружба. Но клад -то мы "нашли" уже гораздо позже, как понимаете.

Мне 6 лет
11. Мне 6 лет.jpg

Tags: воспоминания, история в картинках, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 187 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →